М.Боярский: «Из-за д’Артаньяна меня чуть не выгнали из «Современника»

Общество

Неизменный д’Артаньян Михаил Боярский на людях появляется по привычке исключительно в черной шляпе с полями. Легенду советского кино «ГолосUA» удалось подкараулить во внутреннем садике одной из одесских гостиниц во время фестиваля «Большая разница». И сразу же – поговорить, как говорят колоритные одесситы, «за жизнь»…

– Михаил Сергеевич, что у вас произошло за последний год?

– Самое главное событие – рождение внука. Это важнее, чем Олимпиада, суды, которые происходят по всему миру, футбол… Тем более что «Зенит» по-прежнему впереди! Спектакли жены и мои съемки сейчас в основном зависят от маленького Андрюшки. Приходится подстраивать свои графики так, чтобы хотя бы два человека находились рядом с ним. При нашей кочевой жизни изыскиваем необходимые варианты.

– Так кто у вас в семье главный-то?

– Оба сатаны главные. Взять Ромео и Джульетту – кто из них главный? Они одно целое, и расставлять их по рангам не следует. Кстати, ухаживал я за Ларисой практически как пылкий Ромео: забирался на балкон и пел под ним серенады, из армии сбежал в новогоднюю ночь к ней. Моя любимая супруга – идеальная женщина: она пожертвовала карьерой ради детей. Несколько лет назад мы повторно поженились – дело в том, что в 1985-м мы вынужденно развелись по жилищной нужде. Об этом почти никто не знал.

– Как часто вам удается видеться с внуком?

– Так получилось, что в нашей семье я его вижу чаще всех, причем с самого рождения. Практически впервые в жизни вижу, как на моих глазах растет человек.

– А что у вас нынче происходит в творческом плане?

– Я играю в двух спектаклях. Один из них – «Смешные чувства», там мы играем вдвоем с супругой пожилую пару. Я не гонюсь за количеством – 4-6 спектаклей в месяц для меня достаточно. Если Бог даст, можно эту пьесу играть неограниченное количество времени. А от сериалов открещиваюсь руками и ногами!

– Но ведь «Д’Артаньян и три мушкетера» – тоже в каком-то смысле сериал

– Тогда было другое время! Нашли что сравнивать – какое-то «Обручальное кольцо» и наш шедевр! Из-за него меня чуть не выгнали из «Современника» – на мое заявление с просьбой отпустить на съемки была наложена резолюция: «Только в свободное время!» Я брал отпуск, использовал отгулы, просто сбегал. Аналогично поступали и мои коллеги. Плюс потрясающая обстановка на съемках! Мое кино умерло – да здравствует новое кино! Но к этому новому я отношения не имею.

– Съемки новых приключений Шерлока Холмса уже закончились?

– Съемки закончились давно, но вот когда можно будет увидеть этот фильм, не знаю. Поскольку меня до сих пор не приглашали на озвучивание. В общем, все это очень загадочно. Вряд ли авторы обойдутся без моей озвучки (тем более что это записано в договоре), поскольку при съемках было много посторонних шумов – стрельба, беготня. Серий в фильме много, соответственно и текста у меня немало.

НАШЕ ДОСЬЕ

Михаил Боярский родился в 1949-м в Ленинграде в семье актеров Театра им. Комиссаржевской – Сергея Боярского и Екатерины Мелентьевой. Учился в музыкальной школе по классу фортепиано. Окончил Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии в 1972 году и был принят в труппу Театра им. Ленсовета. В кино дебютировал в 1973-м, а известность к нему пришла в 1975 году, после роли Сильвы в картине «Старший сын». Одной из лучших работ актера стал Теодоро в музыкальном фильме Яна Фрида «Собака на сене» (1977 г.). Звездный час Боярского настал в 1979 году с выходом на экраны картины Георгия Юнгвальд-Хилькевича «Д’Артаньян и три мушкетера», в которой он исполнил главную роль (хотя вначале его намеревались снять в роли Рошфора). Благодаря фильму и песням из него слава актера достигла невероятных высот. Позже были еще два успешных фильма: «Гардемарины, вперёд!» (1987 г.) и «Виват, гардемарины!» (1991 г.). Ныне руководит им же организованным театром «Бенефис». В его репертуаре около 400 песен Максима Дунаевского, Виктора Резникова и Геннадия Гладкова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *